Новости


Экологическое строительство в мире не ново, да и Россия не на последнем месте в этом процессе


0209


Экологическое строительство включает в себя множество понятий и требований. И хоть на неискушенный взгляд все эти нормативы и кажутся фантастичными, жизнь доказывает, что человечество подошло к рубежу, когда пора снижать свое негативное воздействие на окружающую среду. Как снижать это воздействие? Что включает в себя зеленая стройка? Возможна ли она в России? На все эти экологические вопросы ответил для «Строительства.RU» Алексей Поляков, соучредитель и член правления Совета по экологическому строительству в России, спикер Дня инноваций в архитектуре и строительстве — 2017.


— Алексей, об экологическом строительстве в последнее время говорят много, но насколько оно способно решить проблему разрушения экосистемы человеком?


— Экологическое строительство и устойчивое развитие минимизируют негативное воздействие на окружающую среду. Классическое определение экологического строительства имеет три составные части. Самый главный аспект — экологический, в результате которого разрабатывается комплекс всевозможных мер, способных минимизировать негативное влияние.


Второй аспект — создание комфорта и благополучия для самого человека непосредственно через снижение вредного воздействия и улучшение среды обитания.


И третий аспект — экономический. Все эти меры должны быть неразорительны и выгодны инвестору.


Сегодня создается все больше и больше мероприятий, компенсирующих негативный след человека и восстанавливающих среду.


— Приведите пример такого восстановления.


— Самым универсальным критерием оценки уровня экологичности являются выбросы углекислого газа. Любое крупное событие, в частности, большие спортивные мероприятия имеют огромный выброс СО2. Этот след можно посчитать и в качестве компенсации высадить нужное количество деревьев. Можно также реализовать меры по снижению количества мусора. Например, использовать многоразовую или перерабатываемую упаковку. Снизить количество мусора при строительстве самих зданий и применять уже ранее использованные или переработанные материалы.


Есть еще один механизм компенсации через использование технологии блокчейн. Организаторы мероприятий через эту систему могут целенаправленно покупать зеленую энергию, которая не выбрасывает СО2, и таким образом компенсировать углеродный след. Так делается в рамках Олимпийских игр и чемпионатов мира по футболу.


— Наши организаторы таких событий тоже так делают?


— В Сочи были первые попытки посчитать углеродный след, хотя у нас мало методик и практики.


— В различных публикациях можно встретить следующие, весьма интересные, цифры о влияние зданий на экологию. Так, считается, что сегодня все здания мира потребляют 40 % всей первичной энергии, столько же сырья, 67 % электричества и 14 % всего запаса питьевой воды. Одновременно с этим потреблением здания производят почти 50 % всех твердых бытовых отходов и 35 % всех выбросов углекислого газа в атмосферу. Все действительно выглядит именно так? И как можно на это повлиять?


— Эти цифры приводит Всемирный совет по экологическому строительству. Здания действительно оказывают большое негативное воздействие на среду, если говорить обо всем их жизненном цикле: производстве энергии и потреблении ресурсов, добыче сырья, транспортировке, производстве  материалов, строительстве, проживании людей и утилизации.


— Уменьшить эти цифры возможно?


— Конечно. На это и направлено экологическое строительство. Мы снижаем потребление ресурсов через правильные технологии и материалы. Через экологическое строительство можно снизить выброс СО2.


А. Поляков: «В 2015 году на Парижской конференции по климату Всемирный совет высказал инициативу, чтобы к 2050 году вообще все здания в мире были нейтральными. Россия подписала Парижское соглашение, но пока не ратифицировала».


— До каких показателей можно уменьшить негативное влияние зданий?


— До нуля. В России нейтральных (нулевых) зданий еще нет, а за рубежом они есть. Это здания, которые в течение года сами для себя производят за счет альтернативных источников такое количество энергии, которое и потребляют. Эти здания дают энергетический ноль. Такой же ноль можно получить по выбросу СО2 и по мусору. В мире эта практика и примеры есть.


Но для появления таких зданий должна быть воля государства или инвестора.  И такие уникальные здания изначально так и проектируются. Если проект делать доступными средствами, руководствуясь изначально экологическими стандартами и наработками, то строительство не будет сверхдорогим.


Если же пытаться переделать в такие здания уже построенные, то придется потратить огромные средства. Далеко не всегда такие траты оправданны.


В 2015 году на Парижской конференции по климату Всемирный совет высказал инициативу, чтобы к 2050 году вообще все здания в мире были нейтральными. Россия подписала Парижское соглашение, но пока не ратифицировала.


— Кто лидирует из стран с такими зданиями?


— На каждом континенте есть свои лидеры. Это США, Германия, страны Персидского залива, Сингапур и даже Китай. Китай, конечно, до сих пор использует органическое топливо, и с экологией у него было все очень плохо, однако все стало меняться с Олимпийских игр в Пекине-2008. Именно игры стали для Китая катализатором перехода к экологическому строительству.


— Алексей, экологическое строительство — это же не только инновационные технологии, но и сами строительные материалы, и их производство, и их логистика, эксплуатация и даже утилизация. С точки зрения всех этих показателей, возможно ли такое экологическое строительство? А в России?


— Я уже назвал трех китов экологического устойчивого строительства, но есть и более мелкие категории критериев, куда входят и стандарты строительных материалов. Безусловно, в экологическом строительстве используются экологические строительные материалы, соответствующие стандартам.


Например, дерево для того, чтобы считаться экологичным, должно удовлетворять ряду требований. Важны происхождение и способ добычи данной древесины. Необходимо, чтобы независимая организация подтвердила, что на месте вырубки заново были высажены деревья, что это возобновляемое производство. В обработке такого дерева недопустимо использование летучих органических соединений. Да и сам строительный материал желательно потреблять максимально близко от производства, то есть думать о снижении углеродного выброса во время транспортировки. Учитываются даже условия, в которых трудятся рабочие. Все эти требования подробно расписаны в экологических стандартах и имеют огромное значение.


А. Поляков: «В России лишь в 2009 году был создан Совет по экологическому строительству».


— У нас в России есть такие экологические строительные материалы? Мы производим их или нет?


— У нас есть свой исполнительный орган международной организации — FSC (Лесной попечительский совет), который сертифицирует производителей и переработчиков дерева и бумаги. По древесине он все исследует, проверяет и маркирует материалы.


— Кроме древесины, какие строительные материалы могут быть экологическими?


— Огромное количество материалов. Да и экологические стандарты есть не только мировые, но и российские. У нас самая известная экомаркировка — «Листок жизни». Такую маркировку имеют некоторые производители паркета, красок, теплоизоляции, оконных профилей, солнечных панелей и другие. Главное, у нас есть производители, заинтересованные в сертификации своей продукции. Мало, но есть.


А. Поляков: «В экологическом строительстве очень важна роль государства. У нас государство трижды появлялось на горизонте как ясно солнышко».


— Если говорить про нашу страну, то какие в России темпы развития экологического строительства? Что может стимулировать рост? Какова в этом роль государства?


— Об экологическом строительстве в мире стали говорить в 70-е годы прошлого века. У нас лишь в 2009 году был создан Совет по экологическому строительству.


Безусловно, в этом процессе очень важна роль государства. У нас государство трижды появлялось на горизонте как ясно солнышко. Первый раз — Олимпийские игры в Сочи. МОК требовал соответствия спортивных сооружений зеленым стандартам, и это требование пришлось выполнять.


Второй раз государство проявило себя, когда страна стала готовиться к чемпионату мира по футболу. И если раньше FIFA лишь рекомендовала сертифицировать стадионы по зеленым стандартам, то сейчас эти требования обязательны. Наши 12 стадионов для чемпионата должны быть сертифицированы по международным экологическим стандартам или российским стандартам, соответствующим мировым.


И безусловно, без участия государства не обошелся такой крупный федеральный проект, как Сколково. Все сколковские проекты проектировались в соответствии со стандартами LEED.


Эти объекты экологического строительства, по сути, являются примерами государственного кнута в этой области. Это были требования, обойти которые не было возможности. А вот пряников в этом вопросе у нас нет. В других же странах есть и пряники. Например, в США на строительство сертифицированных зданий есть меры поддержки, дотации, есть снижение процентов по кредитам и налогов, требования для бюджетных проектов и т. п. Развитые страны стимулируют экологическое строительство реальными деньгами. У нас пока этого нет, но, по крайней мере, мы в этом процессе участвуем. Мы не на задворках.


А. Поляков: «Важно рассматривать не стоимость строительства, о которой все сейчас говорят, а стоимость всего жизненного цикла здания, при котором экологическое строительство явно показывает свои экономические преимущества».


— Экологическое строительство ЖК в России — миф или все же возможная реальность? Ведь если говорить с девелоперами, то каждый заявляет, что зеленое строительство стоит дорого, что наш потребитель не может покупать такой продукт.


— Многие девелоперы действительно так говорят. Но если грамотно подходить к строительству и все делать по зеленому уму, то, даже не сертифицируя здания, можно снизить эксплуатационные расходы и повысить привлекательность.


И кроме этого, важно рассматривать не стоимость строительства, о которой все сейчас говорят, а стоимость всего жизненного цикла здания, при котором экологическое строительство явно показывает свои экономические преимущества. Возможность такая у нас появится, когда с рынка уйдут спекулятивные инвесторы и застройщики, а придут инвесторы полного цикла, которые будут строить и сами эксплуатировать свои здания, которые будут заинтересованы в снижении именно эксплуатационных расходов, создании качественно новых объектов и среды обитания.


Примеры такого строительства у нас все же есть, хоть и немного. В Санкт-Петербурге таких проектов больше, чем в Москве. В регионах тоже появляются проекты, сертифицированные по российским экологическим стандартам.


— В мире стали появляться эко-города. Например, таким считается Сонгдо в Южной Корее. Заметна ли у нас подобная тенденция или нам еще очень рано поднимать такие вопросы?


— Такие города действительно появляются. Только что было сообщение, что Саудовская Аравия намеревается построить эко-город будущего NEOM. Уникальный проект по городскому благоустройству намерена делать компания Google в Торонто. Но это международный опыт. В России такой опыт также существует.


Во-первых, мы пытаемся реализовать сейчас инновационный город Сколково, который строится на принципах экологического строительства и устойчивого развития.


К подобным проектам можно также отнести университетскую милю в Омске, Иннополис в Татарстане, Гусев под Калининградом.


Да и сама Москва вкладывает огромные деньги, чтобы стать умным городом, правда, у нас пока лидируют цифровые и коммуникационные технологии, а не человек. Безусловно, умные города — это значительно шире (комфорт, безопасность, ресурсоэффективность), но все равно Москва играет в эту тему и явно продвигается вперед.


— Природоохранные зоны и строительство жилья — это совместимые понятия в России? А как с этим обстоят дела в других странах?


— В принципе они совместимы. Мы не говорим пока о России, но ведь есть строительство на горнолыжных курортах, в тематических парках и даже в заповедниках. Оно ограниченное и взвешенное, но есть. У нас пока с этим сложно, так как существует проблема с понятием «ограниченное». Мы умеем жонглировать бумагами, превращая вчерашние архитектурные памятники в обычные здания, заповедники в незаповедники и т. д. Сами же принципы экологического строительства позволяют строить в очень чувствительных к экологии зонах модульные дома без фундаментов, с автономной альтернативной энергией, с экотранспортом и без мусора.


— Алексей, и под конец разговора хотелось бы узнать ваше мнение относительно того, что весной в центре Новой Москвы начнет функционировать самая крупная свалка в Европе — «Малинки». Ваше мнение относительно этой проблемы?


— Я считаю, нужно не создавать новые свалки, а применять целостный подход и минимизировать выбросы на свалку и захоронение мусора. Не строить мусоросжигательные мегазаводы, а стимулировать малый и средний бизнес к раздельному сбору и переработке отходов в новое сырье для циркулярной экономики.


 


 


 

Источник: Строительство.ru

15.11.2017

  Обратно к списку

 

Created by FORM'A © Общенациональная Ассоциация Генетической Безопасности