loader image

Общенациональная
Ассоциация
Генетической
Безопасности

Массовая гибель пчел оставит сибирские регионы без урожая

В Сибири зафиксирован масштабный пчеломор. Причина очевидна – ядохимикаты, которыми аграрии обрабатывают поля. По словам отраслевых экспертов, общий ущерб можно будет подсчитать только следующей весной. Однако решения, которые должны предотвратить возникновение подобных ситуаций в дальнейшем, надо принимать уже сейчас.

Сомнительная выгода

Первые случаи массовой гибели пчел на Алтае в этом сезоне зафиксировали еще в июне. А к концу июля, как сообщил глава Союза пчеловодов и переработчиков пчелопродукции Алтайского края Сергей Тастан, в тринадцати районах региона пострадало примерно четыре тысячи пчелосемей. С учетом предстоящих химических обработок полей эта цифра может вырасти до десяти тысяч.

Так, в четырех селах Локтевского района пчеловоды уже потеряли около тысячи пчелосемей. На местном сельхозпредприятии обещали обработать поля с рапсом безвредными биопрепаратами, но на деле применили против вредителей сильнодействующее вещество первого класса опасности.

– Договорились, что перед самой обработкой они сообщат, чтобы мы успели прикрыть летки, – рассказал корреспонденту “РГ” пчеловод из села Устьянка Михаил Ушаков. – Но вместо этого у нас массово стали гибнуть пчелы. Сразу вызвали комиссию из района, но она приехала через два дня и пробы в полях на ядохимикаты не взяла, только погибших пчел на анализ.

Михаил Ушаков собирается направить жалобу в Россельхознадзор на применение сильнодействующих ядохимикатов. А вот подать в суд на сельхозпредприятие и потребовать компенсацию, наверное, не получится. “Как доказать, что именно это сельхозпредприятие виновно в пчеломоре, если пробы на полях никто не брал?” – сетует он.

В региональное управление Россельхознадзора поступило уже девятнадцать заявлений о гибели пчел на пасеках в девяти районах Алтайского края. Специалисты разбираются в каждом конкретном случае.

“На четырех агропредприятиях начаты внеплановые проверки и уже выявлены нарушения, – подтвердили в ведомстве. – Сельхозпроизводители не оповещали население и пчеловодов о предстоящих обработках, применяли препараты высокого класса опасности, да еще и в неустановленное время – днем, когда пчелы на полях. Из 124 проб насекомых и растений в 80 обнаружены следы пестицидов. Но и пчеловоды не всегда соблюдают инструкции: зная, что будут химические обработки полей, некоторые не стали перевозить пасеки в безопасное место”.

Проблема еще и в том, что не у всех пасечников есть силы и средства, чтобы быстро перевезти ульи. Так, в селе Солоновка Смоленского района фермер предупредил, что будет применять опасный ядохимикат, но пасеки здесь почти все стационарные и находятся на личных подворьях.

– Мы их вывезти не сможем, – говорит пчеловод Алексей Гуляев. – Сейчас, в разгар медосбора, ульи весят до ста килограммов каждый. Да и куда везти? Пчелы вернутся на привычные для них поля, ведь они могут пролетать до двенадцати километров. Закрыть их в ульях тоже нельзя – в жару погибнут.

Солоновские пчеловоды обращались во все инстанции, писали губернатору, но региональные власти спустили решение проблемы на местных чиновников. Районная администрация ограничилась тем, что заранее предупредила местных жителей об обработке полей.

– С каждым годом аграрии применяют все более сильные ядохимикаты, потому что вредители к ним адаптируются, – говорит глава краевого пчеловодческого союза. – Так можно погубить всех пчел, а без опыления урожайность зерновых резко снизится. Гречихи будут собирать не сорок центнеров с гектара, а восемь. Непонятно, в чем выгода? К тому же сельхозпродукцию со следами пестицидов сложно продать, Россельхознадзор может ее вообще забраковать и уничтожить.

Уже ясно, что медовый урожай в Алтайском крае будет меньше обычного. Сейчас некоторые пасечники торопятся собрать хотя бы незрелый мед, чтобы вредные вещества не оказались в готовом продукте. Но точно отследить, попали пестициды в мед или нет, сложно, а анализы делать дорого. Так что сегодня никто не может сказать, окажется ли мед нынешнего сбора чистым и полезным. Тот же вопрос относится и к продукции фермеров, которые обрабатывают поля, – будет ли их зерно безопасно для потребителей? Алтайский край планирует стать одним из центров по производству органических продуктов, но при такой массированной обработке ядохимикатами о какой органике может идти речь?

В Союзе пчеловодов и переработчиков пчелопродукции Алтайского края предлагают решать проблему кардинально – на федеральном уровне запретить использование сильнодействующих ядохимикатов первого-второго классов опасности и переходить на биопрепараты для борьбы с вредителями растений. Кроме того, обязательно ввести буферные зоны (не менее семи километров от населенных пунктов, где нельзя применять опасные ядохимикаты), оповещать пчеловодов об обработках минимум за три дня и восстановить полномочия местных властей по ведению планов размещения пасек и кочевых карт.

Оставляют в неведении

В прошлом году гибель пчел наблюдали в четырех районах Омской области, а в этом – уже в шести. Более трехсот ульев вымерло в одночасье в селе Звонарев Кут Азовского района. Полностью погибло 150 пчелосемей на крупной племенной пасеке в Фадино.

– Сегодня ставку на рапс, за исключением севера, делают все районы Прииртышья. Его поля возникают вблизи сел и поселков, среди посадок подсолнуха и донника, внедряются клином в луга медоносного разнотравья. И когда идет обработка рапса, достается всем пасекам в радиусе десяти километров, куда долетают пчелы, – пояснил корреспонденту “РГ” член сообщества профессиональных пчеловодов Омской области Сергей Сорокин.

Чтобы свести потери пчеловодов к минимуму, земледельцам рекомендовано хотя бы за три дня до начала химической обработки предупреждать общественность о предстоящих работах.

– Они, действительно, публикуют в местных газетах объявления типа “Опрыскивание от вредителей на полях хозяйства будет проводиться с 1 мая по 30 сентября”. То есть никакой конкретики, – говорит Сергей Сорокин. – Нет и в помине никаких предупреждающих знаков и вдоль местных дорог. Поэтому автомобилисты, грибники, сборщики трав, пребывающие в полном неведении, рискуют оказаться в зоне “химической атаки”.

– В мае-июне этого года почти в ста публикациях о предстоящих обработках на территориях четырнадцати районов отсутствовали наименования применяемых агрохимикатов, классы их опасности, а также рекомендуемые сроки изоляции пчел в ульях. Правила требуют оповещений жителей населенных пунктов в радиусе до семи километров не только в печати, но и по радио, в электронных и других средствах массовой информации. Однако и это условие не выполняется. Хозяйствующим субъектам уже направлены соответствующие предостережения, – сообщил начальник отдела земельного надзора, контроля за безопасным обращением пестицидов и агрохимикатов регионального управления Россельхознадзора Евгений Гоман.

По словам экспертов, владельцы медоносных полей не соблюдают норм расхода препаратов. Используют аэрозоли сомнительного качества. Рынок заполонили китайские дженерики – дешевые заменители известных средств защиты растений.

В прошлом году по инициативе Союза пчеловодов-промышленников при региональном минсельхозе создана рабочая группа по предотвращению отравлений медоносных пчел. Инициаторы даже предложили властям ввести компенсацию полеводам, применяющим безопасные для экологии химикаты. Но в бюджете такой строки пока нет.

И ночью, и днем

Ситуацию с пчеломором в Кузбассе сегодня обсудят на совещании в местном министерстве сельского хозяйства. По приблизительным подсчетам, к началу августа в регионе пострадало более ста пасек, где погибло не менее трех тысяч пчелосемей.

– Сразу после этих выходных с жалобами на потравы обратилось одиннадцать человек, – говорит председатель Кузбасского регионального отделения Общероссийской общественной организации “Союз пчеловодов России” Андрей Любимов. – И мы такую ситуацию предвидели, предупреждали о ней. Она усугубляется тем, что зима была относительно теплой, и в почве сохранилось большое количество личинок вредителей растений. В результате аграрии активизируют химобработку полей, чтобы только защитить посевы рапса. Получается, защитить очень дорогой ценой. Ведь при этом не соблюдается регламент применения пестицидов и агрохимикатов. Поля опрыскивают ночью и днем. И пчелы гибнут на лету. В советское время, как утверждают старожилы, за такие дела можно было сесть в тюрьму: пять пчелосемей тогда приравнивались к одной голове крупного рогатого скота.

Первые обращения в полицию и Россельхознадзор были зарегистрированы еще в конце мая – начале июня. Например, из села Приметкино Мариинского района сообщили, что ООО “Чебулинское” известило пасечников о предстоящих наземных работах в течение пяти майских дней, пообещав делать все вечером и в полный штиль. А на деле поля, расположенные всего за двести метров от пасеки, стали опрыскивать на несколько дней раньше, в полдень, невзирая на ветер и активное цветение медоносов. Предписание контролирующих органов повлияло или что-то другое, но к июлю то же самое ООО опубликовало в местной газете сообщение: препарат под названием “Аспид” заменяется на

биопрепарат 3-го класса опасности для пчел и 4-го класса опасности для человека.

– Ведь пчелы – это на самом деле индикатор действий аграриев, которые нарушают как минимум пять законов, – уверен Андрей Любимов. – Мы видим, что власти региона проблемой озабочены и стремятся ситуацию изменить, однако воздействовать на сельхозпроизводителей, увы, не получается. А если официально признать, что проблема носит характер чрезвычайной ситуации, придется выделять силы средства на борьбу с ней. Только в любом случае при планировании посевных площадей недопустимо отводить поля под рапс ближе, чем за триста метров от пасек. У нас же есть рапсовые поля, которые находятся всего в пятидесяти метрах. Аграриям сегодня гораздо выгоднее выращивать и продавать рапс по восемьдесят тысяч руб-лей за тонну, чем гречиху по десять-пятнадцать тысяч. Потому некоторые производители отвечают на претензии и замечания так: “Травил, травлю и буду травить”.

Прямая речь

Михаил Чмырев, заместитель министра сельского хозяйства Алтайского края

– Решить проблему массовой гибели пчел можно только согласованными действиями сельхозпроизводителей, пчеловодов и местных властей. В тех районах, где местные власти собирают аграриев и пчеловодов еще в начале сезона и они договариваются, как будут взаимодействовать, пчеломора никогда не бывает. А там, где порядка нет, растениеводы применяют неизвестные препараты и нарушают технологию обработки полей, а пчеловоды ставят пасеки, не договорившись ни с владельцами земли, ни с фермерами.

Кстати

После предыдущего масштабного пчеломора 2019 года, когда в Алтайском крае пострадало свыше 4,5 тысячи пчелосемей, в регионе создали специальное мобильное приложение, которое информирует пчеловодов о предстоящих обработках полей. Но с января 2022-го информационная система “Пасека” не работает. В минсельхозе Алтайского края корреспонденту “РГ” пояснили, что сейчас меняют программное обеспечение, но когда его вновь запустят, неизвестно. “В регионе действует еще несколько федеральных приложений, правда, из семи тысяч пчеловодов лишь около двухсот умеют с ними работать”, – подчеркнули в ведомстве.

Массовая гибель пчел оставит сибирские регионы без урожая

Хочу сотрудничать

Каждый может помочь!

Нажимая кнопку, я принимаю условия Пользовательского соглашения и даю своё согласие на обработку моих персональных данных, в соответствии с Федеральным законом 152-ФЗ “О персональных данных”

Подпишитесь на нашу рассылку

Каждый понедельник мы будем присылать вам дайджест новостей проекта

Нажимая на кнопку, вы соглашаетесь с условиями о персональных данных

Введите запрос для поиска