loader image

Общенациональная
Ассоциация
Генетической
Безопасности

  • Главная
  • Новости
  • Год мусорной реформы в Москве и Петербурге. Почему нет позитивных изменений

Год мусорной реформы в Москве и Петербурге. Почему нет позитивных изменений

Год мусорной реформы в Москве и Петербурге. Почему нет позитивных изменений

В России мусорная реформа стартовала в 2019 году. Но обе столицы и Севастополь получили отсрочку в три года, чтобы лучше подготовиться. Спустя год работы в новом формате жители Москвы и Санкт-Петербурга могут сказать, что больших перемен в том, как вывозят отходы из дворов, не произошло. Качественного скачка в качестве этой услуги не произошло. Так же оба мегаполиса не продвинулись и по другому показателю реформы – экологическому. По словам опрошенных «Новыми известиями» экспертов, раздельный сбор отходов не стал массовым, а мусор по-прежнему везут на свалки, которые отравляют жизнь соседним населенным пунктам.

Петербург начал со скандалов

 

Год назад Северная столица погрузилась в мусорный коллапс. На смену старым перевозчикам отходов пришла компания «Невский экологический оператор», которую учредили Санкт-Петербург, Ленобласть, ВТБ и «Интер РАО». Старт работы начался с проблем: машин не хватало, водители не знали маршруты, а дворники не открывали ворота. В итоге на несколько недель дворы Петербурга превратились в свалки. Но со временем с этой проблемой справились, и наладили стабильный вывоз мусора.

Однако на этом скандалы не закончились. По логике реформы, питерский мусор должны направлять на пять комплексов по переработке отходов (КПО). Два в черте города, три в Ленобласти. Пока заработал только один – на Волхонском шоссе. Три областных комплекса предлагаются возле поселков Дубровка, Островский и Оржицы – это жесткого социального конфликта. Местные жители категорически против размещения этих объектов.  Они устраивают акции протеста, пишут депутатам и чиновникам всех уровней. Дело в том, что объекты предложено построить рядом со старыми карьерами, которые будут рекультивироваться хвостами, оставшимися после переработки мусора. Жители настаивают, что такая «рекультивация» убьет окружающий ландшафт и грунтовые воды, сделает жизнь в районе объектов невыносимой. А в районе Оржиц комплекс угрожает еще и водосбору системы питания Петергофских фонтанов.

Как рассказывали «Новые известия», «Невский экологический оператор» несмотря на протесты жителей и доводы экологов, продолжает продвигать проекты КПО в местах, предложенных властями Ленинградской области. Других локаций для заводов не называется даже в теории.

По словам эколога Сергея Грибалева, главная проблема мусорной реформы в Петербурге в том, что два соседних региона разделили между двумя региональными операторами. «НЭО» занимается мусором Петербурга, но вынужден взаимодействовать с Ленобласть. Кроме как в соседний регион везти отходы некуда. При этом Ленобласть управляет своим мусором сама через собственную компанию. Если бы оба региона администрировала одна компания, между городом и областью не было бы противодействия и саботажа в мусорной сфере.

«Пока реформа проваливается, – говорит эколог, – планы по улучшению качества жизни, о которых говорил президент, не выполнены. Сам ход реформы сорван. В этом году есть только один положительный момент. Под давлением общественности, экологов,  «НЭО» запустил одну из точек КПО «Волхонка». Это самый перспективный объект, здесь идет переработка отходов с советских времен. И сейчас эту территорию начали развивать. Сейчас этот объект есть, и мы можем его показывать людям, на примере этого КПО будет видено, как может идти реформа. Но этот шаг нужно было сделать три года назад. Мы потеряли время. Следующие планы «НЭО» – это объекты в Ленинградской области и мы – экологи – против всех трех. На мой взгляд, нужно развивать КПО Новоселки на севере города. Там уже есть объект сильного негативного воздействия – бывший полигон. Если его превратить к комплекс по переработке отходов, то можно было бы заняться переработкой свалочного газа, снижать воздействие на воздух. До сих пор не выполнено поручение президента провести дегазацию этой свалки. И шага в том направлении не сделано. До сих пор имеем страшный объект, который отравляет север Петербурга, запахи доходят до Черной речки. Если там будет развиваться КПО, сразу будет решаться ряд экологических задач».

Москва все засекретила

 

Мусорная реформа в Москве проявилась в информационном пространстве скорее в денежной плоскости. Бизнес пожаловался на слишком высокие тарифы на вывоз отходов для юрлиц. А москвичи, которые имеют дачи в пригороде, вынуждены платить полную стоимость вывоза за оба адреса, хотя физически можно находиться только по одному.

«С начала 2022 года в Москве действует единый региональный оператор по обращению с ТКО (твердыми коммунальными отходами) – ГУП «Экотехпром». Переход под единое управление проходил без серьёзных сбоев, критичного роста числа жалоб от населения зафиксировано не было, коммунальные службы в целом справлялись с управлением образуемых москвичами отходами даже в условиях непогоды. С точки зрения технологического обеспечения оказания услуги – в столичном регионе всё в порядке. Также в Москве появилась услуга по организации вывоза и утилизации старой бытовой техники и крупногабаритного мусора, например, мебели», – отметила председатель комиссии по экологии и охране окружающей среды Общественной палаты РФ Елена Шаройкина.

Главный скандал, связанный с московским мусором – это протест вокруг северного поселка Шиес, куда хотели везти столичные отходы, но люди разбили палаточный лагерь, чтобы не допустить этого. По словам экс-депутата Госдумы, одного из авторов закона о мусорной реформе Максима Шингаркина, после Шиеса, власти Москвы засекретили данные о том, куда везут столичный мусор. Этих данных нет в территориальной схеме, как и информации о том, сколько отходов генерирует столица.

«Москва намеренно задержалась со вступлением в реформу, – говорит Максим Шингракин, – вместо того, чтобы показать другим субъектам, как она может блестяще решать задачи, город намеренно сохранял статус-кво. Подмосковье этим вопросом занималось, а Москва самоустранилась. Никто, даже специалисты, не знают, сколько реально в Москве образуется ТКО, какая доля образуется гражданами, а какая юрлицами.  Как обрабатываются эти отходы, и главное, куда их везут и где захоранивают. Это неизвестно. Москва фактически заблокировала передачу своего мусора для мусоросжигательных заводов в ближайшем Подмосковье. Но при этом продолжает эксплуатировать два несчастных завода в городской черте. С учетом того, что РФ подписала Стокгольмскую конфекцию, работа этих заводов выглядит абсурдной и бессмысленной. 4-й завод правительство Москвы уже один раз закрывало. И зачем он работает сейчас – загадка. Москва не заявила, какие регионы и каике объемы мусора принимают, и что они за это получают. При этом, мы знаем, что на подмосковные КПО складируется избыточное количество отходов, которое не соответствует проектным решениям. Эти отходы вляют на москвичей, который выезжают на дачи, рядом с этими КПО. А Москва отказывается брать ответственность за этот мусор».

Когда будет раздельный сбор?

 

Один из триггеров мусорной реформы – это раздельный сбор отходов, который обещают горожанам. Но по факту массово этот процесс не запущен. В первую очередь потому что мусорные перевозчики и операторы не заинтересованы в сортировке, для них работает другая логика – чем больше отходов, тем больше денег.

«Сама организация раздельного сбора вызывает недоверие у населения, – говорит председатель комиссии по экологии и охране окружающей среды Общественной палаты РФ Елена Шаройкина. – Серый и синий бак выглядят практически идентично. Саботируют работу дворники, которые могут перемешивать отходы из двух баков, если видят, что один из них переполнен. Кроме того, люди хотят получать финансовое вознаграждение за сдачу вторсырья или хотя бы снижение коммунальных платежей, т.е. платить за смешанные отходы «по факту». Им кажется несправедливым, что в тарифе уже заложена сортировка, а им предлагается еще и около дома сортировать без всякого поощрения. Движение в сторону целей реформы наблюдается, но незначительное, его темпы оставляют желать лучшего. Согласно данным мэрии Москвы, за 10 месяцев 2022 года в столице было собрано более одного миллиона тонн вторсырья. В прошлом году аналогичный результаты был достигнут за 12 месяцев. 2 Согласно территориальной схеме, ежегодно в Москве образуется более 8 млн тонн сырья. Таким образом, лишь восьмая часть отходов отправляется на переработку, это 12,5 процентов. К 2024 году на переработку, согласно реформе, должно отправляться 36 % бытового мусора. То есть объём собираемого вторсырья должен быть увеличен втрое за два года. И едва ли такие показатели достижимы в эти сроки».

О проблемах с раздельным сбором говорят и в Петербурге.

«По качеству обслуживания в лучшую сторону ничего не поменялось за этого год, – говорит эколог Сергей Грибалев, – все оттого, что не отстроена логистика. Я никогда не видел свой родной город таким грязным. Когда нам говорят про раздельный сбор мусора, показывают бачки синего и желтого цвета для раздельного сбора отходов… Это все недостоверно. И я вижу в центре стоят большие контейнеры, а цветные бачки коммунальщики таскают из угла в угол, листву собирают, это хаос. И это не назвать шагами к раздельному сбору отходов. Это просто метание, лишь бы вывезти и это видно по контейнерным площадкам. Насколько задушена общественная инициатива по раздельному сбору отходов. К сожалению она пока не является государственной программой, пока это общественная инициатива. Да, есть некое взаимодействие с регоператором но эта дружба лишь потому что идет сильное давление со стороны общественности и СМИ, которые задают вопрос: а где раздельный сбор? Но реакция не так, что прописана в этапах мусорной реформы и нацпроекте экология».

Дурной запах

 

Острой проблемой для Подмосковья в последние годы был запах от мусорных полигонов. В 2020 году власти региона отчитались, что закрыли последнюю свалку и обещали, что к этому формату больше не вернутся. Теперь мусор поступает на КПО. Это завод, где мусор сортируется, часть полезных фракций отправляется на переработку, часть отходов превращается в РДФ-топливо. Но все же остаются хвосты, которые приходится складировать на полигонах, которые есть при каждом КПО. Эти комплексы работают не так давно, но жители соседних населенных пунктов уже говорят о запахе и фильтрате, который вытекает с территории комплексов.

«В районах, где построены КПО, люди не довольны тем, что им обещали организовать переработку отходов, но, по сути, львиная доля поступающего туда сырья все равно так и везётся на полигоны. И это опять вопрос к проблематике и морфологии образования отходов. Там же, где полигоны организованы, местные жители отмечают, что сделано это с нарушениями, и что новые свалки ничуть не лучше прежних», – говорит Елена Шаройкина.

По словам председателя комиссии по экологии и охране окружающей среды Общественной палаты РФ, одна из важнейших проблем мусорной сферы – это быстрорастущий объём образования отходов, при том, что доля неперерабатываемого мусора cоставляет 50%.

«Об этом свидетельствуют данные морфологического исследования ГК «Эколайн» – оператора, который обслуживает Центральный и Северный административный округа столицы, – отмечает эксперт, – вопрос в том, что выпускается на рынок, и эту сферу необходимо регулировать. Важно стимулировать производителей и продавцов использовать, главным образом, перерабатываемую упаковку. Равно как и качественно работать с населением. Сейчас эта работа организована крайне слабо. Информации о том, как работает раздельный сбор и что допустимо сдавать в синий бак, а что нет, – по-прежнему недостаточно, или она не доводится до людей должным образом. Крайне актуальна проблема обращения с опасными отходами – батарейки, ртутьсодержащие лампы, медицинские отходы. Вопрос, как осуществлять сбор этого мусора у населения и обеспечивать его безопасную утилизацию не решён в принципе».

По мнению экс-депутата Госдумы Максима Шингаркина, Москва могла бы решить свои мусорные проблемы самостоятельно, за счет своих ресурсов.

«Москва обладает финансовыми ресурсами, которые позволяют опереться на самых сознательных граждан, а их в столице огромное количество, которые могли бы содействовать раздельному сбору отходов, – говорит он. – Без вывоза за пределы Москвы значимая часть отходов могла бы отделяться на вторичное сырье. А остальное – утилизироваться, не нанося бы ущерба  окружающей среде на территории Подмосковья, включив туда подмосковные объемы мусора, так как их значительную часть производят москвичи».

О подобном подходе говорят и эксперты из Петербурга. Максимально сортировать отходы внутри города, где расположены предприятия, работающие с вторсырьем, а уже немногочисленные остатки выводить в область.

«Но у этой концепции есть противники, КПО в новоселках находится недалеко от аэродрома Левашово, уже работающий КПО на Волхонке тоже недалеко от Пулково, – говорит петербургский эколог Сергей Грибалев, – конечно, будет сопротивление. Но если оператор сосредоточится на качественной работе, то чаек в районе КПО не будет».

Год мусорной реформы в Москве и Петербурге. Почему нет позитивных изменений

Хочу сотрудничать

Каждый может помочь!

Нажимая кнопку, я принимаю условия Пользовательского соглашения и даю своё согласие на обработку моих персональных данных, в соответствии с Федеральным законом 152-ФЗ “О персональных данных”

Подпишитесь на нашу рассылку

Каждый понедельник мы будем присылать вам дайджест новостей проекта

Нажимая на кнопку, вы соглашаетесь с условиями о персональных данных

Введите запрос для поиска